Три фельдшера

Странствовали по свету три фельдшера. Они решили что искусство своё хорошо изучили, и вот зашли они раз в харчевню, где и решили заночевать. Хозяин спросил у них, откуда они и куда путь держат.

"Мы странствуем по свету, своим искусством занимаемся."

"Ну, так покажите мне хоть что-нибудь из того, что вы умеете," – сказал хозяин.

Вот первый из них и говорит, что он может отрезать себе руку, а наутро она снова прирастает; а второй сказал, что он может вырезать у себя сердце, а наутро его опять вставить, и оно будет живое; третий сказал, что он может вырвать себе глаза,

а наутро их снова вставить и оживить.

"Если вы это всё умеете, – сказал хозяин харчевни, – значит, дело вы своё хорошо изучили."

А была у них такая мазь, что если ею что помазать, то и срастается; баночку, в которой та мазь хранилась, они носили всегда при себе. Вот отрезали они руку, вырезали сердце и глаза, как они и пообещали, и положили это вместе на тарелку и подали хозяину. Отдал хозяин тарелку работнице, велел спрятать всё в шкаф и беречь как следует. А имела работница тайную любовь, это был один солдат. Вот уснули все в доме и хозяин, и три фельдшера, и все остальные гости, и явился солдат, захотелось ему чего-нибудь поесть. Открыла работница шкаф и достала ему кое-чего поесть, но, увлечённая своей любовью, она позабыла прикрыть дверцы шкафа, подсела к столу и начали они вести между собой разговоры. Вот сидит она такая довольная, ни о какой беде и не думает, а тут подкралась в это время кошка, заметила, что шкаф стоит открытый, и, схватив руку, сердце и глаза трёх фельдшеров, убежала.

Солдат наелся, собралась работница убирать посуду; хотела запереть шкаф, но тут-то и заметила, что тарелка, которую дал ей хозяин, стоит пустая. И говорит она в испуге своему возлюбленному:

"Ах, что ж мне теперь, бедной девушке, делать? Нет ни руки, ни сердца, ни глаз.

Что будет со мной, когда настанет утро!"

"А ты успокойся, – сказал ей солдат, – я тебя из беды выручу: висит на площади вор на виселице, я отрежу у него руку. Скажи, какая там была рука?"

"Вроде правая."

"Ну правая, так правая"

Дала ему девушка острый нож, пошёл солдат, отрезал у бедного грешника правую руку и принёс её девушке. Потом поймал солдат кошку и вырвал у неё глаза; теперь не

хватало одного только сердца.

"А не резали ли у вас чего в доме? Нет ли у вас свиной туши в погребе?"

"Есть," – сказала девушка.

"Ну, вот и хорошо," – сказал солдат, спустился в погреб и принёс свиное сердце.

Положила всё это девушка на тарелку, поставила её в шкаф, а потом преспокойно улеглась в постель. Утром встали фельдшера и просят девушку принести им тарелку,

на которой лежат, мол, рука, сердце и глаза. Достала она тарелку из шкафа, и взял первый фельдшер руку вора, приставил её и помазал своей мазью, и в ту же минуту

рука к нему приросла. Взял второй фельдшер кошачьи глаза, вставил их себе, и они тоже приросли. А третий вставил себе свиное сердце. Находился при этом и хозяин харчевни, он дивился их искусству и сказал, что подобного он ни разу не видывал и что будет их теперь всем людям советовать и расхваливать. Потом оплатили фельдшера свой трактирный счёт и отправились дальше. Вот идут они по дороге, а тот, у кого оказалось свиное сердце, всё убегает от товарищей своих в сторону, а увидит где какой закоулок, бежит туда, начинает нюхать по сторонам и сопеть, как делают это свиньи. Хотели остальные двое его за фалды удержать, но не тут-то

было, он вырвался и начал забираться в самую густую грязь. Второй фельдшер тоже держал себя странно, тёр глаза и говорил своим спутникам:

"Товарищи, что это со мной случилось? Это не мои глаза, я совсем ничего не вижу, пусть кто-нибудь меня ведёт, а не то я упаду."

Так пробирались они с трудом до вечера и, наконец, подошли к другой харчевне.

Вошли они вместе в комнату, а сидел в это время у стола один богатый господин и деньги считал. Тот, у кого была рука вора, начал вокруг него расхаживать, протянул руку раз-другой, – и только богач отвернулся, сунул он руку в кучу и

набрал полную пригоршню денег. Увидал это один из фельдшеров и говорит:

"Товарищ, что это ты делаешь? Не смей воровать, стыдно тебе!"

"Э-э," – ответил тот, – "да что поделаешь! Так руку и тянет что-нибудь взять, а выходит это невольно."

Вот улеглись они потом спать, и когда уже лежали, стало настолько темно, что и руки не видно. Вдруг тот, что с кошачьими глазами, будит остальных товарищей и говорит:

"Братцы, да гляньте-ка, разве вы не видите, что вокруг нас бегают белые мышата?"

Те поднялись, но увидать ничего не могли. Вот они и говорит:

"С нами творится что-то неладное, должно быть, мы не своё назад получили. Надо будет вернуться к тому хозяину, – он нас обманул."

Отправились они на другое утро назад в ту харчевню и сказали хозяину, что получили они, дескать, не то, что им принадлежало. У одного, мол, рука вора, у другого – кошачьи глаза, а у третьего – свиное сердце. Хозяин сказал, что

виновата в этом, должно быть, работница, и решил её позвать, но как увидела она тех трёх фельдшеров, убежала через чёрный ход и назад не вернулась. Тогда потребовали трое фельдшеров за это у хозяина много денег, не то, пустят они ему в дом красного петуха. Отдал хозяин им всё, что у него было и что мог он достать, и с тем трое фельдшеров от него и ушли. Им хватило этого на всю жизнь, но всё же хотелось бы им больше заниматься своим настоящим делом