Сестра

А я гадал весь день к чему рвались крючки?

К чему дыра в садке? Дома я понял таки.

У дощатой стены ночь на корточках сидя.

Были слепы глаза, а теперь они видят

Как дороги эти бёдра, что сплели паутину,

Узорами в ней дрожащие выдохи стынут,

И вторят им вереницы ударов сердца.

Смотри, стерва, что ты порвала бегством!

Молчит камыш, над степью чёрный купол.

Ещё минута, моток верёвки стукнул глухо

О брюхо лодки, в уключины уселись вёсла

Туго. Пора за блудной туда, где пьяно и людно.

Продираясь сквозь пляски, визгливые свары,

Круги хороводов, орущих в пьяном угаре,

Через звериный разгул хмельного крика и смрада,

Сквозь людскую толпу, дурное дикое стадо!

Блесни на миг среди душ тлелых!

Ведь ты всегда в этом костре ярче всех горела!

Хотя бы голос твой, взмах руки, колени...

В ответ мелькают блики, силуэты, тени.

 

Впопыхах, с хрипом дыхания,

С пленной на руках, с её бранью пьяной,

С её локтями, связанными за коленом

Узами и горьким пленом.

Вниз бегом до берега, где река

Могла бы их оберегать наверняка

От упрёка прохожих на пути,

Громко встревоженных воплями "Отпусти!"

Вот он отчалил, она бьётся отчаянно

О борта лодки плечами. Изо рта

В порыве рвотного рычания...

Клонит голову над гладью, жалея нового платья.

Пришла в себя, улеглось. И давай опять:

"Оставь меня, брось! В городе дамы нарядные

Лезут в толпу сплошную. А ты всё ну их!

Вцепился в сестру родную!

Там румянами одна аж сияет вся!

Ну зачем ты со мной нянчишься с пьяницей?

Уже бы задушил, утопил… без разницы

В этой глуши, мне среди людей нравится!"

Заметила его глаза залитые потом,

Услышала свою речь пьяную с икотой,

Потом сонно, сипло "Барыню" затянула,

Смолкла, сникла, на полуслове уснула.

И он был рад себя всего тратить

Ради того, чтоб любоваться ею в нарядном платье.

С детства знакомы, скоро с дрожью истомной

Тесно лягут рядом дома.

 

Оглушая тишиной тихого омута,

Ослепляя красотой грозового облака.

Из глуши к большим огням города,

Веселье, сюда так и тянет волоком.

Оглушая тишиной тихого омута,

Ослепляя красотой грозового облака.

Прячь меня словно петлю за воротом

От тех рук, что уведут в родное логово.

Оглушая тишиной тихого омута,

Ослепляя красотой грозового облака.

Из глуши к большим огням города,

Веселье, сюда так и тянет волоком.

Оглушая тишиной тихого омута,

Ослепляя красотой грозового облака.

Прячь меня словно петлю за воротом

От тех рук, что уведут в родное логово