Пляски

Пляски лупят каблуками доски.

Кипят в воске мелькающие маски.

В людском войске это самые страстные

И чёрные как ад глазища, глаза, глазки.

Струны, обнажённые мышцы, связки,

Обнажённые, зацелованные лунными ласками

Будущие, нынешние, бывшие жёны.

Завороженные, пышные. Пляски лупят каблуками доски

Жёстким неумолимо резким, но вязким танцем.

С наружи от него несёт пьяным рамсом отчасти,

Но внутри - концентратом счастья!

Кровь румянами подступает к лицам,

Запотевают окна. Мужские мышцы хищны,

В мыслях глубокими выпадами

Рвут платья, получая груди выпуклыми.

Тесными парами офицеры армии

С местными дамами опутаны чарами.

Народные до-ре-ми диезами, бекарами,

Перезвоном с ударами правят гитарами.

И эти пары порицаются здешними нравами -

Кровосмешения осуждают законами табора.

Обычаи хранятся властными людьми старыми,

Но не часто применяются как правило

Пляски лупят каблуками доски.

Кавалера в мундире ударил взгляд хлёсткий,

Вражеский взгляд, тяжёлый, с укором,

Хамский, выжидающий встречного взора!

Музыка играет на бис, танцоры ей вторят.

Вскоре взгляды нашлись и перешли в ссору.

Вокруг веселье идёт в гору, и тут...

В самую пору музыка стихла на пять минут.

Кавалер видит смущение своей красавицы,

Просит прощение, вернуться обещается

И направляется в сторону от празднества,

От столпотворения, туда, где сгустились тени. -

Есть у вас причина, господин задира,

Чуть ли не до дыр взглядом прожигать мундиры?

И без церемоний на даму смотреть

Как в мужской колонии. Последовал ответ: -

Плохое ты нашёл место шептать на ухо

Сестре моего друга, моей невесте.

Если эта девушка была тебе для забав,

То ты не прав, мне надо укротить твой нрав.

Юный герой двух военных кампаний - бравый парень.

Против него неукротимый дух местный,

В паре пылкий и дерзкий.

Он то ли цыган, то ли румын, то ли молдаванин.

Они кулаки сжали, обнажили клинки,

Секунду ждали, угрожая сталью,

И быстрые рывки с выпадами начали жалить

Искрами от заточенных граней ребристых.

Взмахи на выдохи в стальном лязге.

На диске лунном брызги красной краски.

Один в одежде простолюдина ведёт поединок

Со вторым - с бакенбардами в парадном мундире. -

Ну что же ты армейская рожа тянешь вожжи.

Тебе за даму и за честь умереть должно!

А второго уже хмель отпустил,

Ему завтра надо в наступление вести отряды.

И он стиснув зубы стерпел обиду с мыслью,

Что не имеет права рисковать так жизнью.

Сказал, что он умрёт, если нужно

Но не из-за чьей-то ревности, и убрал оружие.

В грядущем наступлении он воевал геройски.

Девица же в тот вечер танцевала хоть с кем!

Так что теперь у ревнивца вместо сабли - розги.

Пляски лупят каблуками доски